Евангелист лука миниатюра из остромирова евангелия


Остромирово евангелие. Миниатюры и орнаменты

Знаменитая русская рукописная книга, Остромирово евангелие, 1 содержащая Евангельские чтения (Евангелие апракос краткий) и предназначенная для церковного литургического использования, была создана, судя по послесловию ее писца дьякона Григория, в 1056–1057 гг. (21 октября 1056 г. – 12 мая 1057 г.). В своей записи Григорий прославляет заказчика рукописи новгородского посадника Остромира, в крещении Иосифа, бывшего в родстве с великим князем Изяславом, и супругу Остромира Феофану, 2 и молит Бога даровать обоим супругам, их детям и их супругам долгие годы жизни. Григорий, к сожалению, не называет место, где он переписывал эту книгу, это мог быть и Киев, и Новгород. 3

При разглядывании этих «личин» возникают и другие ассоциации: они напоминают каменные маски в романской архитектуре Германии и Италии XI–XII вв. Сходство с архитектурными масками усиливается благодаря консолям, на которых будто бы держатся все эти странные «личины», приставленные к инициалам Остромирова евангелия.

Все «личины» сделаны по одному принципу. Все они имеют тонкий сверкающий золотой рисунок, который описывает контуры и черты лица. Внутри этого золотого каркаса стелется раскраска, а по ней – красная подрумянка: либо розовый ровный телесный тон сочетается с румянами, либо белесая, почти белая раскраска снабжена розовой моделировкой и красными румянами, а иногда основной тон наносится охрой, по которой сверху проложены белые моделировки. В последнем случае это уже не простая раскраска, а живопись по телесному тону, который играет роль карнации.

Золотым контуром обведены не только маски, но все инициалы Остромирова евангелия. Кроме византийского «лепесткового» орнамента есть и некоторые особые мотивы, вплетенные, подобно «личинам», в эти пышные узоры. Они тоже не типичны для византийских рукописей. Это – некие монстры, вернее, их головы, или похожие на песьи, только всегда хищные и опасные (илл. 11, 12, 13), а иногда снабженные лапами и крыльями, или обладающие мордой неведомого существа типа крокодила (ил. 14). В византийском декоре не живут монстры, их там явно не любили, а может быть даже опасались. В орнаментах греческих рукописей птицы и животные всегда натуроподобны, и если и не буквально похожи на конкретных природных тварей, то все же обыкновенно имеют убедительность реального существования. Зато монстры буквально населяют латинские рукописи, как и порталы и капители в опорах романских соборов: они привычны для европейского средневекового искусства. Монстры знакомы и русскому искусству, они пришли в русское рукописное дело в плетениях тератологического орнамента и поселились на листах древнерусских кодексов, но позднее, в XIII–XIV вв. 7 То, как легко в Остромировом евангелии цветущий и сияющий византийский «эмальерный» орнамент сочетается с острыми хищными элементами вызывает удивление. Византийский орнамент – это образ райской гармонии, райских кущ. Откуда пришли и как внедрились в его безмятежную красоту все эти злые клыкастые песьи морды и зубастые крокодильи пасти – из европейских ли подобных образцов, имеющих в проекции своей тему Страшного Суда и мучений ада, или из тератологических фантазий, – сказать трудно. Византийскому рукописному декору такие образы чужды, и соединение их с византийской основой необычно.

Юбилей уникального памятника вызвал большой общественный резонанс, собрав воедино представителей государственной власти и Русской Православной Церкви, выдающихся ученых, деятелей культуры и промышленников. Конференция в РНБ еще раз показала, что есть сферы, где государственные, религиозные и научные интересы объединяются. Это – сохранение культурных традиций, просвещение и защита нравственности народа.

Остромирово Евангелие является жемчужиной средневековой книжности. «В этой драгоценной рукописи мы обладаем величайшим сокровищем: как в смысле древности, так и в смысле внешней красоты памятника: это замечательный образец письменного искусства наших предков. Никому из славян, кроме нас, русских, не выпало на долю счастье сохранить подобный памятник от своей рукописной старины», – так писал в 1900 году историк русской словесности Н.П. Полевой. В 80-е годы XIX века иждивением купца Ильи Савинкова было предпринято фотолитографическое издание Остромирова Евангелия. Это издание сделало памятник широко известным в России: в средних и высших учебных заведениях по нему читали тексты при изучении старославянского языка. Каждый гимназист мог ответить на вопрос об Остромировом Евангелии.

Русский народ со времени своего крещения глубоко и проникновенно воспринял Православие и связанную с ним книжную культуру. Древнейшая русская летопись «Повесть временных лет» сообщает, что князь Владимир положил начало книжному образованию: сам он чтил «словеса книжные» и стал отдавать в учение детей лучших людей. Сын Владимира, князь Ярослав Мудрый, который, по словам летописца, «книги любил, читая часто и ночью и днем», собрал в Киеве «писцов многих, и переводили они с греческого на славянский язык. И написали они книг множество, ими же поучаются верующие люди и наслаждаются учением Божественным». Книги в «Повести временных лет» названы «источниками мудрости», «реками, напояющими вселенную всю».

Значима и дата окончания работы над рукописью – 12 мая. Эта дата связывает русскую книгу XI века с Византией IV века, когда христианство стало государственной религией в империи. Константин Великий, основав новую столицу Константинополь, посвятил ее Божией Матери. Праздник посвящения отмечался в Византии 11 мая 330 года (впоследствии этот день праздновался как день Обновления Софии Константинопольской). А 12 мая были освящены первые христианские храмы на Руси – Десятинная церковь (995 г.) и Софийский собор (1045 г.) в Киеве. Знаменательно, что в эти же дни празднуется память святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, с именами которых связано возникновение славянской письменности.

Все это не оставляет у историков сомнения в том, что при создании Остромирова Евангелия была разработана глубокая концепция, вводившая эту книгу, а вместе с ней и древнерусское государство, в русло мировой христианской культуры. Эта концепция единства Руси со всем христианским миром проявляется не только в символике указанных дат, но пронизывает все основные элементы памятника: его язык, текст, художественное оформление.

В послесловии диакон Григорий сообщает, что переписал Евангелие по заказу новгородского посадника Остромира, в крещении Иосифа, в правление киевского князя Изяслава (1024–1078 гг. сын Ярослава Мудрого). Особо подчеркнуто высокое положение заказчика книги Остромира, представителя одного из самых влиятельных русских родов: его дед Добрыня (былинный Добрыня Никитич) приходился дядей святому князю Владимиру Красное Солнышко и активно участвовал в деле крещения Руси. Писец прославляет новгородского посадника и его супругу Феофану и молит Бога даровать им и их детям и их супругам долгие годы жизни. Феофана, несомненно, тоже была именитой особой: об аристократическом происхождении говорит ее греческое имя. Существует мнение, которое, однако, разделяют не все историки, что она была дочерью великого равноапостольного князя Владимира и византийской принцессы Анны, а значит и родной сестрой первых русских святых – князей Бориса и Глеба, сводной сестрой великого князя Ярослава Мудрого и теткой великого князя Изяслава, доверенным лицом которого был Остромир.

Диакон Григорий не называет места, где он переписывал книгу. Предполагают, что это мог быть и Киев, и Новгород. Обе версии имеют своих ученых сторонников. Богатое художественное оформление и великолепная сохранность древнего кодекса говорят о том, что он не предназначался для ежедневного семейного использования. По содержанию и структуре текста Остромирово Евангелие является кратким апракосом, то есть относится к богослужебным книгам. Основная часть текста содержит ежедневные евангельские чтения от Пасхи до Пятидесятницы, а также субботние и воскресные чтения на последующие недели. Вторая часть включает евангельские чтения по месяцеслову, начиная с сентября, а также ряд дополнительных чтений на разные случаи (на освящение церкви, «в победу царю на брани», за болящих и др.).

Особый интерес представляет месяцесловная часть кодекса: в ней содержатся памяти святых не только Восточной, но и Западной Церкви. Это дает основание ряду исследователей полагать, что Остромирово Евангелие является, быть может, последним сохранившимся до наших дней литургическим памятником, отразившим единство христианской Церкви. Причину необычного состава месяцеслова видят также в особенностях протографа – той рукописной книги, которая послужила оригиналом при создании Остромирова Евангелия. Немаловажны и широкие династические связи киевского княжеского дома, которые распространялись по всему миру. Ярослава Мудрого не случайно называли «тестем Европы»: из 38 браков Рюриковичей в XI веке восемь случаев приходятся на Германию, два – на Францию, пять – на скандинавские королевства и Англию, семь – на Польшу, шесть – на Венгрию, три брака с половецкими принцессами, один – с византийской принцессой, два – с представителями византийской аристократии. Во многом это объясняет широту культурной ориентации и уникальное сочетание разных традиций при создании книги.

Остромирово Евангелие, вероятно, предназначалось заказчиком для драгоценного вклада в Софийский собор – главный храм северо-западной Руси, который был возведен в 1045–1050 гг. в Великом Новгороде по образцу Софии киевской (этот храм был заложен в 1037 г.).

Общее оформление Остромирова Евангелия, с текстом в два столбца, заголовками, выполненными золотом, пространными полями и многочисленными узорами, следует в целом византийской традиции. Рукопись украшена тремя миниатюрами с изображениями евангелистов Иоанна, Луки и Марка. Миниатюры Остромирова Евангелия исполнены в двух различных манерах: Иоанн с учеником Прохором отличается от Луки и Марка, весьма между собой похожих. Особое внимание исследователей привлекает не имеющая аналогов иконография миниатюры с Иоанном Богословом. Вверху, за пределами обрамляющей эту миниатюру рамки, представлен лев, размерами и расположением явно выделенный художником и отличающийся от традиционного изображения евангелиста (обычно лев символизирует евангелиста Марка). Этот образ многозначен: прежде всего, это символ самого Христа. Остромирово Евангелие начинается чтением на первый день Пасхи, в песнопениях которой воскресший Христос сравнивается с пробудившимся львом. Аллегория «лев – Христос» пользовалась большой популярностью в западном искусстве, встречалась и в византийском искусстве, хотя в других Евангелиях апракос, греческих и русских, такое изображение отсутствует. Но лев – это также и традиционный византийский императорский символ. А это весьма созвучно статусу заказчика рукописи, посадника Остромира, и его супруги Феофаны, (вспомним ее вероятное родство византийскому императорскому дому). Несомненно также, что высокая символика подчеркивает государственное значение самой книги.

Кроме миниатюр, рукопись украшают орнаменты разного назначения: красочные заставки, разделители текста и множество инициалов, размещенных на листах в начале чтений и имеющих крупный размер, гораздо больший, чем обычно бывает в византийских рукописях. Узоры Остромирова Евангелия принадлежат к так называемому «эмальерному», или «лепестковому», типу орнамента: стебли и лепестки цветов, сочетающиеся в разнообразных комбинациях и имеющие густую плотную раскраску, похожую на эмали. Декор книги, по мнению крупного искусствоведа-византиниста О.С. Поповой, по яркости и эффектности даже превосходит греческие кодексы этого времени.

Крупный исследователь древнерусской культуры Г.М. Прохоров в своем выступлении на конференции, посвященной Остромирову Евангелию, так определил сложившуюся этнокультурную ситуацию: «Как целостный историко-культурный феномен Древняя Русь просуществовала примерно до конца XVII века. Но исчезла ли она? Нет, она не исчезла. Она была распылена, рассеяна по нашей стране и по всему земному шару. Старообрядцы – это биофизический остаток Древней Руси. Книги из наших прекрасных рукописных собраний – это физический остаток Древней Руси. Изучая их, мы даем жизнь Древней Руси в ноосфере – в наших умах».

Фотолитографическое издание-копия Остромирова Евангелия 1889 г.

Судьба уникальной книги известна лишь в общих чертах. Вероятно, в течение нескольких столетий она хранилась в Софийском соборе Великого Новгорода, затем была вывезена в Москву: Остромирово Евангелие было указано в описи имущества одной из церквей Московского Кремля, составленной в 1701 году. В 1720 году Остромирово Евангелие было отправлено в новую столицу Российской империи – Санкт-Петербург, где по приказу Петра I собирали материалы для русской истории. Здесь его следы вновь теряются. В 1805 году рукопись была обнаружена Я.А. Дружининым, личным секретарем Екатерины II, среди имущества покойной императрицы, при жизни проявлявшей большой интерес к русской истории. В 1806 году император Александр I передал Остромирово Евангелие в Публичную библиотеку, в депо манускриптов (нынешний отдел рукописей РНБ). С этого момента начинается история хранения и исследования уникального памятника.

Для того чтобы расширить доступ к изучению памятника без ущерба для оригинала, хранитель рукописей библиотеки А.И. Ермолаев сделал с него точную рукописную копию, фактически повторив работу древнерусского писца. Вскоре Остромирово Евангелие было использовано в качестве исторического источника Н.М. Карамзиным, уточнившим по нему дату гибели посадника Остромира. Изучение памятника положило начало русской палеографии – науки, занимающейся древними рукописями. Выдающимся палеографом был преемник Ермолаева на посту хранителя – А.Х. Востоков. Ему принадлежит первый научный очерк грамматики старославянского языка, целиком построенный на изучении языка Остромирова Евангелия. В этой работе впервые указано на звуковое значение двух загадочных букв старой кириллицы – большого и малого юсов. Сравнительно немного древних рукописей, написанных кириллицей, правильно употребляют эти буквы. Остромирово Евангелие относится к их числу. Сопоставление соответствующих слов этой рукописи с польскими формами натолкнуло Востокова на догадку, что в старославянском языке были носовые гласные и что их передаче служили юсы. В 1843 году вышло в свет подготовленное Востоковым научное издание Остромирова Евангелия, вызвавшее живой отклик славистов многих стран. Рецензии и отзывы на это издание печатались на чешском, болгарском, польском и сербском языках. В 80-е годы XIX века иждивением купца Ильи Савинкова были предприняты два фотолитографических издания Остромирова Евангелия, открывших памятник для всей России.

Оклад Остромирова Евангелия

Как и 50 лет назад, нынешние юбилейные торжества сопровождаются выставками в РНБ. На сайте библиотеки развернута виртуальная выставка «Остромирово Евангелие и рукописная традиция новозаветных текстов». которая содержит полное информационное раскрытие Остромирова Евангелия как памятника мировой культуры и позволяет познакомиться с выдающимися образцами рукописей, хранящихся в РНБ.

Юбилей древнейшей русской книги вызвал живой интерес ученого мира. Многие вопросы истории написания и бытования памятника (личность писца диакона Григория и его помощников, место создания рукописи, вопрос протографа и его отношения к древнейшим славянским переводам, история памятника до его помещения в отдел рукописей и др.) все еще остаются открытыми и ждут своих исследователей. Но главное, что ощутили все участники юбилейных торжеств, это огромная значимость Остромирова Евангелия для нашего народа. По словам Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, «сегодня все мы ответственны за судьбу Отечества, за его настоящее и будущее, которое во многом определяется отношением народа к своим духовным корням и культурным традициям».

Источник: http://www.pravoslavie.ru/1145.html

Остромирово Евангелие: прошлое, настоящее и будущее

Остромирово Евангелие является самой древней датированной русской рукописной книгой, дошедшей до наших дней. Она стоит у истоков тысячелетнего пути развития нашей культуры. По словам Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, «как древле, так и ныне она объединяет людей вокруг имени Христа Спасителя, является непреходящим духовным символом России».

С 29 октября по 1 ноября 2007 года в Российской национальной библиотеке в Санкт-Петербурге проходила международная научная конференция, посвященная 950-летнему юбилею Остромирова Евангелия. Конференция в РНБ продолжила торжественные мероприятия юбилейного года: 9 апреля 2007 года, в светлые пасхальные дни, Остромирово Евангелие впервые за многие столетия пребывало за богослужением в Исаакиевском соборе Санкт-Петербурга. Множество людей смогло приложиться к этой святыне и с чувством благоговения ощутить свою сопричастность христианскому культурному наследию.

А что сейчас? Нельзя сказать, что Остромирово Евангелие широко известно нашим современникам. Подавляющее большинство опрошенных москвичей (людей церковных, с высшим образованием, не чуждых интереса к истории) или вообще ничего не знает о первой русской книге, или имеет самые неопределенные понятия, в лучшем случае полагая, что это нечто вроде «Слова о полку Игореве» или «Повести временных лет». А ведь Остромирово Евангелие – свидетель нашей тысячелетней истории, книга, реально, физически сохранившаяся от глубокой древности до нынешних дней. Живой нитью она связывает нас с эпохой начала русской книжности, государственности и святости. Увы, горькие слова Пушкина: «Мы ленивы и нелюбопытны», – как нельзя более применимы к нашему времени.

Мы живем в эпоху плохого исторического просвещения, которое с успехом заменяется, по определению известного богослова XX века архимандрита Софрония (Сахарова), «культурой греха», агрессивно навязываемой людям. Спасти наш народ от этой «культуры», а значит и от неизбежного растления и одичания, может только приобщение к многовековой культуре Православия, основанием которой является Евангелие Христово. «Когда мы смотрим на Остромирово Евангелие, очевидным становится то великое благоговение, которое испытывали наши праотцы к своей вере. Их усилия были результатом прикосновения к тому Духу, который живет в Священном Писании, который действует в Церкви и реально изменяет человеческую жизнь», – таково мнение архиепископа Тихвинского Константина, ректора Санкт-Петербургской духовной академии и семинарии.

Остромирово Евангелие было создано в эпоху культурного подъема и становления государственности Древней Руси, последовавших за принятием христианства в 988 году. На последней странице рукописи сохранилось послесловие писца, диакона Григория. В нем говорится, что работа над рукописью была начата 21 октября 1056 года и закончена 12 мая 1057 года. Даты, указанные писцом, по мнению большинства исследователей, не случайны. 21 октября – день памяти Илариона Великого. Это имя для современников писца связывалось с именем киевского митрополита Илариона – «мужа блага, книжна и постника», автора знаменитого «Слова о законе и благодати». Владыка Иларион был единомышленником и сподвижником Ярослава Мудрого и сыграл важнейшую роль в просвещении Руси, в формировании ее национального самосознания и в организации книгописания при киевском Софийском соборе.

Не суждено было новгородскому посаднику долгой жизни. Храбрый и решительный, он вскоре (около 1060 г.) погиб в походе против племени чудь, предводительствуя своей дружиной. Однако имя Остромира навсегда соединилось с заказанной им книгой.

Принадлежность рукописи Софийскому собору косвенно подтверждает и запись скорописью XVII века на первом листе книги: «Евангелие Софейское апракос». Евангелие использовалось как напрестольное и, судя по состоянию, большую часть своей долгой истории находилось под особо бережным присмотром и пребывало в соборной ризнице – месте, где хранятся церковная утварь и облачения.

Совершенство каллиграфии и художественного оформления рукописи говорит о высоком искусстве книги того времени. По мнению крупнейшего знатока древнерусского книжного искусства Н.Н. Розова, «русскую книгу с самого начала ее существования следует рассматривать как синтез словесного и изобразительного искусства». В памятниках древней письменности поражает удивительная гармоничность, соразмерность всех элементов текста и оформления, их радостная красочность.

Остромирово Евангелие написано на высококачественном пергамене – особо выделанной коже молодых животных (обычно телят). Выделка тонкого и гладкого пергамена требовала больших усилий. Этот дорогой материал на первых порах на Русь привозили из Византии. Рукопись выполнена «уставом» – стилем, восходящим к византийскому унциальному письму. Для него характерна особая четкость и строгость начертания знаков. Такой тип письма требует высокого мастерства писца и значительного времени, поскольку каждый элемент буквы пишется отдельным движением с отрывом пера от пергамена.

Инициалы Остромирова Евангелия, а их больше двухсот, – предмет особого внимания исследователей. Наряду с традиционными элементами орнамента здесь часто встречаются совершенно необычные антропоморфные изображения, вписанные в композицию букв, – округлые и румяные лица, несколько напоминающие изображение солнца или же романские каменные маски. Ничего подобного нет ни в греческих, ни в латинских рукописях. Удивительны и причудливые зооморфные буквицы, украшающие текст. Своеобразие инициалов Евангелия свидетельствует о глубоком овладении его создателями как восточной, так и западной традициями книжного декора и о попытке их творческого сплава при оформлении русского кодекса.

Буквицы Остромирова Евангелия

Еще одной редкой особенностью рукописи является наличие экфонетических знаков, указывающих на то, как должен звучать текст на богослужении. Чтение Евангелия в Церкви было особенно торжественным, «во всеуслышание». Оно приближалось к пению и подчинялось определенным правилам, заимствованным из византийской практики. Экфонетические знаки отмечают акценты, долготу звуков, определяя их певучесть, а также указывают на членение текста на фразы.

Специалисты попытались расшифровать эти знаки и сопоставили их с богослужебной практикой современных старообрядцев, отличающейся особой консервативностью. Сравнение привело к поразительным результатам: оно показало идентичность фразировки и совпадение остановок при делении текста на фрагменты, то есть преемственность певческой традиции от XI века до наших дней.

В настоящее время Остромирово Евангелие находится в Российской национальной библиотеке в Санкт-Петербурге. По словам генерального директора РНБ В.Н. Зайцева, «символично, что первая русская книга хранится ныне в первом государственном книгохранилище России, открытом “на пользу общую” в 1814 году. Роль библиотек в истории человечества огромна: если у народа нет книги, если не осталось письменных памятников, то и сам этот народ не имеет своей истории и обречен на бесследное исчезновение во тьме веков».

Исконный переплет рукописи не сохранился. В середине XIX века по эскизу И.И. Горностаева был изготовлен массивный, богато украшенный оклад. Однако он не лучшим образом сказался на состоянии пергаменных листов. К тому же он привлек к себе внимание грабителей, которые похитили в 1932 году рукопись с витрины, где она была выставлена для обозрения. К счастью, незадачливые похитители прельстились только внушительным окладом. Оторвав переплет, они забросили рукопись на один из шкафов библиотеки, в чем и признались, будучи пойманы в тот же день. С тех пор драгоценная книга для лучшей сохранности содержится в расплетенном виде в специальном ларце из мореного дуба и запирается в сейф. К нынешнему юбилею изготовлен новый депозитарий, соответствующий всем современным нормам хранения.

В 1957 году торжественно отмечалось 900-летие Остромирова Евангелия. К этой дате уникальная рукописная книга была капитально отреставрирована. Реставрационными работами, длившимися более полугода, руководила Е.Х. Трей. Тогда же специалисты выдвинули задачу факсимильного издания Остромирова Евангелия.

Такое издание было подготовлено при ведущем участии Н.Н. Розова и поддержке Издательского отдела Московского Патриархата. Факсимильное издание Остромирова Евангелия, снабженное научным аппаратом, увидело свет в 1988 году, к 1000-летию Крещения Руси, и в настоящее время играет роль основной копии памятника, обеспечивающей доступ к нему широкому кругу исследователей и читателей без обращения к бесценному оригиналу.

«Тот огромный научный потенциал, который накоплен учеными, должен быть обязательно популяризирован, – считает профессор И.В. Павлов. – Впереди новое служение Остромирова Евангелия Российскому государству, Русской Православной Церкви, народу России».

Мотив подобных «личин», столь важный в орнаментальных фантазиях этой рукописи, не характерен для греческих манускриптов. В византийских кодексах X в. в орнамент иногда вставлялись изображения человеческого лица (наряду с птицей, рыбой, рукой и др.), но столь маленькие и так просто нарисованные, что их нельзя считать образцами и предшественниками картинных, главенствующих на листе масок Остромирова евангелия. 6 В столь крупном эффектном виде и в столь раннее время их нет и в латинских кодексах.

Источник: http://www.nlr.ru/exib/Gospel/ostr/popova.html

Остромирово Евангелие (1056-1057)

Оригинал ОЕ, по всей вероятности, был югославянского происхождения. Русский переписчик отнесся к своему труду с замечательной аккуратностью; этим объясняется большая выдержанность правописания памятника, которое Григорий старался сохранить; в ОЕ мало заметно влияние русского говора. Миниатюры, изображающие апостолов, принадлежат скорее всего руке приезжего грека. Художник усвоил и внес в свои изображения технику так называемой инкрустированной эмали, бывшей тогда в исключительном употреблении в Византии; быть может, эти миниатюры — только копии византийских миниатюр. Переписчику (а не художнику) принадлежит исполнение ряда заставок и многочисленных заглавных букв.

Издания

Литература

Источник: http://ksana-k.ru/?page_id=1445

Библиотека Фронтистеса

Страница устарела, обновляемый сайт находится по адресу ksana-k.ru

Остромирово Евангелие (1056-1057)

Остромирово Евангелие (РНБ. F.п.I.5) — один из древнейших памятников церковно-славянской письменности и древнейший памятник русской редакции. Писано в 1056—57 гг. для новгородского посадника Остромира (в крещении Иосифа) диаконом Григорием. Остромирово Евангелие — отлично сохранившаяся пергаменная рукопись красивого письма (длина 8 вершков, ширина немного менее 7 вершков) на 294 листах, из которых на трех помещены живописные изображения евангелистов Иоанна, Луки и Марка, а два остались не записанными. Евангельский текст писан в 2 столбца, по 18 строк в каждом, крупным уставом; средним уставом писаны оглавления евангельских чтений и календарь, мелким — послесловие.

Остромирово Евангелие Евангелие — апракос (недельное); евангельские чтения расположены в нем по неделям, начиная с Пасхи. Надпись «Евангелие Софийское апракос» указывает на то, что Остромирово Евангелие Евангелие принадлежало новгородскому Софийскому собору. Около 1700 г. оно хранилось в Воскресеннской ризнице мастерской Оружейной палаты; в 1720 г. было вытребовано в СПб. и в 1806 г. было найдено Я. В. Дружининым в покоях Екатерины II. Александр I повелел хранить его в Императорской Публичной библиотеке. Первое известие в печати об Остромирово Евангелие Евангелии появилось в журнале «Лицей» (1806, ч. 2). С 1814 г. Остромирово Евангелие Евангелие стал изучать Востоков. До издания Остромирово Евангелие Евангелия источниками для изучения церковно-славянского языка были сборник Клоца, изданный Копитаром, и Фрейзингенские статьи. В вышедшем в 1820 г. знаменитом «Рассуждении о славянском языке» Востоков впервые привлек к изучению филологические данные Остромирова Евангелия и уяснил, руководствуясь им, значение юсов в древнецерковнославянском языке.

Оригинал Остромирово Евангелие Евангелия, по всей вероятности, был югославянского происхождения. Русский переписчик отнесся к своему труду с замечательной аккуратностью; этим объясняется большая выдержанность правописания памятника, которое Григорий старался сохранить; в Остромирово Евангелие Евангелии мало заметно влияние русского говора. Ввиду этого Остромирово Евангелие Евангелие долго играло первостепенную роль при обнаружении свойств староцерковнославянского языка; но даже и теперь, с открытием других современных Остромирово Евангелие Евангелию памятников церковно-славянской письменности так называемой «паннонской редакции» (как Евангелия Зографское, Мариинское), значение его в филологическом отношении велико. То обстоятельство, что переписчик очень тщательно отнесся к употреблению юсов, к несвойственному русскому языку начертанию ръ. лъ. рь. заставляет думать, что далеко не все особенности, отличающие Остромирово Евангелие Евангелие от современных ему других старославянских памятников, могут быть отнесены на счет русского влияния. К несомненно древним особенностям Остромирово Евангелие Евангелия, бывшим в его оригинале, относятся: 1) сохранение глухих ъ и ь. которые пропускаются очень редко; 2) употребление ть в 3 единств. и множ. чисел в спряжении глаголов; 3) постоянное употребление эпентетического л (земли, приступль ). С другой стороны, по сравнению с «паннонскими памятниками», Остромирово Евангелие Евангелию незнакомо, например, употребление простого и сложного нетематического аористов. Число русизмов в правописании и в формах Остромирово Евангелие Евангелия невелико; сюда принадлежат: 1) немногие ошибки против употребления юсов и замена их через у, ю, я; 2) смешение е и ҍ ; 3) употребление ж вместо жд ; 4) написание ър. ъръ и т. п.; 5) 3 случая полногласия, из которых два приходятся на послесловие и только один на самый текст Остромирово Евангелие Евангелия. Миниатюры, изображающие апостолов, принадлежат скорее всего руке приезжего грека; они не вклеены, а исполнены на том же пергаменте, что и само Остромирово Евангелие Евангелие. Художник усвоил и внес в свои изображения технику так называемой инкрустированной эмали, бывшей тогда в исключительном употреблении в Византии; быть может, эти миниатюры — только копии византийских миниатюр. Переписчику (а не художнику) принадлежит исполнение ряда заставок и многочисленных заглавных букв.

В первый раз, по поручению академии наук, Остромирово Евангелие Евангелие издано Востоковым («Остромирово Евангелие Евангелие, с приложением греческого текста евангелий и грамматических объяснений», СПб. 1843). Издание Ганки (Прага, 1853) в научном отношении неудовлетворительно. Есть два факсимильных издания И. Савинкова («Остромирово Евангелие Евангелие, хранящееся в Императорской Публичной библиотеке», 1-е изд. СПб. 1883; 2-е. изд. СПб. 1889). О языке Остромирово Евангелие Евангелия писали: Востоков (в изд. 1843; перепеч. в книге «Филологические наблюдения» Востокова, СПб. 1865); Л. И. Срезневский, «Древние славянские памятники нового письма » (СПб. 1868); M. M. Козловский, «Исследование о языке Остромирово Евангелие Евангелия» (в «Исследованиях по русскому языку», изд. Академии наук, т. I, СПб. 1895, и отдельно, СПб. 1886); А. А. Шахматов и В. Н. Щепкин (дополнения по языку Остромирово Евангелие Евангелия к «Грамматике старославянского языка» Лескина, перевод с немецкого, М. 1890). О «Миниатюрах Остромирово Евангелие Евангелия» см. ст. К. Герца в «Летописях русской литературы», 1860, т. III.

Полное описание рукописи

Источник: http://ksana-k.narod.ru/kodex/r-ostr.html

Книжная миниатюра Древней Руси

Молитвенник Гертруды (Чивидале, Италия. Cod. CXXXVI). Христос на троне, коронующий князя Ярополка и его жену Ирину

Древнерусская книжная миниатюра имеет свойство влюблять в себя всех, кто начинает ею заниматься. Образовавшись «плоть от плоти» византийской книжной культуры, она развила собственные особенные черты и вошла в сокровищницу мирового искусства.

Из-за татаро-монгольского нашествия, опустошившего в 1240 году Киев, мы потеряли огромное количество памятников великой культуры: от XI века до нас дошло лишь три иллюминированных манускрипта. С другой стороны, к XV столетию – веку возвышения Московской Руси – русское книжное искусство стало окончательно самобытным, успев вобрать в себя опыт лучших византийских, сербских и болгарских изографов. Именно поэтому мы ограничимся рассмотрением русской книжной миниатюры от раннего ее шедевра – Остромирова Евангелия (XI в.) до другого шедевра – Евангелия Хитрово (начало XV в.).

Русских иллюстрированных книг XI–XIV веков сохранилось немного[1]. Их легко перечислить и оттого нелегко, охарактеризовав, обобщить. Представляется разумным век за веком описать наиболее характерные манускрипты, указав исторический и культурный контекст эпохи, их породившей. Исключительное влияние на Русь и её культуру почти всегда имела Византия, поэтому мы будем говорить не только о Средневековой Руси, её истории и культуре, но и об истории и культуре Византии и её окраин, южных славян, а отчасти и Запада.

При описании памятников культуры мы не вдавались в тонкие рассуждения об их датировках, авторстве и месте создания, принимая на веру положения, разделяемые большинством искусствоведов[2] .

* * *

Что же представляла собой рукописная книга XI–XIV веков? Напомним, что, как и сейчас, она состояла из скрепленных между собою тетрадок, вложенных в переплет. Материалом всех древнейших славянских книг и грамот служил пергамен – особым образом обработанная кожа животных, преимущественно телят. До XIII века пергамен привозили из Греции, по качеству он ничем не отличался от того, на котором сделаны лучшие греческие рукописи XI–XII веков; с XIII века пергамен изготавливался на Руси. Бумага вошла в оборот на Руси лишь с XV века. Для записи текста использовали чернила и гусиные перья. Практически все древнерусские рукописи орнаментально украшены. Заглавия (особый вид орнамента, предваряющий книгу, главу или статью книги) и начальные буквы писались киноварью – краской ярко-красного цвета. В самых роскошных русских книгах, таких как Остромирово Евангелие, Изборник Святослава, Мстиславово Евангелие, заглавия и начальные буквы писались золотом[3] .

Помимо орнамента, некоторые южно-славянские и русские рукописи содержат иллюстрации к тексту – миниатюры. Часто миниатюры целиком заимствовались из греческих рукописей (как, например, в Хрониках Георгия Амартола), реже составлены славянскими иллюстраторами. Писец часто работал в паре с изографом. Для книг большого объема требовалось несколько писцов; иногда над миниатюрами одной и той же книги работали несколько иллюстраторов (как, например, над фигурами евангелистов в Остромировом Евангелии и Мстиславовом Евангелии), что приводило к неоднородности миниатюр и по качеству, и по стилю.

Рукописные книги часто переписывались, а миниатюры, соответственно, перерисовывались. В работе над книгой писцы допускали ошибки (их не избежал даже переписчик Остромирова Евангелия), некоторые писцы пытались текст выверить и исправить, не всегда удачно. Качество же перерисованных миниатюр почти всегда ухудшалось. Но об этом речь пойдёт дальше.

Из описанного процесса изготовления, написания и украшения книг видно, что они не могли быть широко доступны. Пергамен во все времена стоил недешево; работа писцов, трудившихся до нескольких месяцев над одной книгой, была еще дороже, а работу изографа, использовавшего дорогие краски (и в частности, золото), мог позволить себе лишь очень состоятельный человек. Неудивительно, что почти все ранние иллюминированные рукописи создавались на средства богатых князей[4]. Теперь, имея общее представление о древнерусских миниатюрах, книгах и условиях их создания, перейдём к описанию наиболее характерных рукописей XI-XIV веков.

Обзор древнерусских иллюминированных рукописей XI–XIV веков

XI век

В 1081 году в Византии на сто с лишним лет воцарилась Комниновская династия, давшая имя соответствующему периоду в истории и искусстве Византии[5]. Книжная миниатюра достигла пика своего изящества. При императорском дворе и в Студийском монастыре действовали скриптории – мастерские по переписке рукописей. Русь активно впитывала все достижения византийской культуры. Из-за татаро-монгольского нашествия, разорившего Киев с его богатейшими коллекциями, до нашего времени дошло лишь три иллюстрированных манускрипта этого времени.

Остромирово Евангелие апракос[6]

Источник: http://www.pravoslavie.ru/30762.html

Остромирово Евангелие (РНБ. F.п.I.5) — один из древнейших памятников церковно-славянской письменности и древнейший памятник русской редакции. Писано в 1056—57 гг. для новгородского посадника Остромира (в крещении Иосифа) диаконом Григорием. ОЕ — отлично сохранившаяся пергаменная рукопись красивого письма на 294 листах, из которых на трех помещены живописные изображения евангелистов Иоанна, Луки и Марка, а два остались не записанными.

ОЕ — апракос (недельное); евангельские чтения расположены в нем по неделям, начиная с Пасхи. Первое известие в печати об ОЕ появилось в журнале “Лицей” (1806, ч. 2). С 1814 г. ОЕ стал изучать Востоков. До издания ОЕ источниками для изучения церковно-славянского языка были сборник Клоца, изданный Копитаром, и Фрейзингенские статьи. В вышедшем в 1820 г. знаменитом “Рассуждении о славянском языке” Востоков впервые привлек к изучению филологические данные Остромирова Евангелия и уяснил, руководствуясь им, значение юсов в древнецерковнославянском языке.

В первый раз, по поручению академии наук, ОЕ издано Востоковым (“Остромирово Евангелие, с приложением греческого текста евангелий и грамматических объяснений”, СПб. 1843). Издание Ганки (Прага, 1853) в научном отношении неудовлетворительно. Есть два факсимильных издания И. Савинкова (“Остромирово Евангелие, хранящееся в Императорской Публичной библиотеке”, 1-е изд. СПб. 1883; 2-е. изд. СПб. 1889). О языке ОЕ писали: Востоков (в изд. 1843; перепеч. в книге “Филологические наблюдения” Востокова, СПб. 1865); Л. И. Срезневский, “Древние славянские памятники нового письма” (СПб. 1868); M. M. Козловский, “Исследование о языке Остромирово Евангелия” (в “Исследованиях по русскому языку”, изд. Академии наук, т. I, СПб. 1895, и отдельно, СПб. 1886); А. А. Шахматов и В. Н. Щепкин (дополнения по языку ОЕ к “Грамматике старославянского языка” Лескина, перевод с немецкого, М. 1890). О “Миниатюрах Остромирово Евангелия” см. ст. К. Герца в “Летописях русской литературы”, 1860, т. III.

  1. Карамзин Н. М. История государства Российского. СПб. 1818. Т. 2. Прим. 114. С. 66–67 (второй пагинации). [по изд. 1852 г. ]
  2. Калайдович К. Ф. Иоанн, екзарх Болгарский: Исследование, объясняющее историю словенского языка и литературы IX и XI столетий. М. 1824. С. 28–29, 109–110.
  3. Miklosich Fr. Ostromir’s Evangelium / Hrsg. Von A. Vostokov // Jahrucher der Literatur. Vien, 1847. Nr. 19. S. 1 – 39 (Рецензия).
  4. Востоков А. Х. Грамматические правила славянского языка, извлеченные из Остромирова еваегелия // Ученые записки 2-го Отделения АН. СПб. 1856. Кн. 2. Вып. 1. С. 28–76.

«Остромирово Евангелие» — это первая, дошедшая до нас, рукописная книга нашего государства. Свое название памятник получил по имени новгородского посадника Остромира, дальнего родственника князя Изяслава, который был сыном киевского князя Ярослава. Остромир являлся высшим должностным лицом Новгорода. В последствии он принял крещение и получил христианское имя Иосиф.

Автор «Остромирова Евангелия», дьякон Григорий, начал писать его осенью 1056 года, а закончил в мае 1057 года. Григорий и сообщил в своем послесловии об имени заказчика рукописи. Но даже при первом взгляде на рукопись становится ясно, что она могла быть заказана писцу только очень состоятельным человеком. Это «праздничная», богатая книга, созданная для приближенного киевского князя.

Основной текст «Остромирова Евангелия» выполнен одним стилем и одним почерком, то есть почерком писца-каллиграфа диакона Григория. Именно он выбирал для книги высокосортный, белый и тонкий, пергамент, именно он определял пропорции полей и текста, размера и рисунка букв единственного тогда письма – устава. Но первые 23 страницы написаны в совершенно ином стиле. Однозначного объяснения этому пока нет. Именно первые страницы являются более характерными для русской разговорной речи, нежели вся книга, которая более выдержана в рамках церковнославянского языка. Но она интересна тем, что является первой восточнославянской рукописью, то есть в ней хорошо заметно влияние русского разговорного языка на церковнославянский.

Оформление книги поражает своей красотой, яркостью цвета, изумительным орнаментом. Праздничность» книги подчеркивается разнообразием разрисованных инициалов одних и тех же букв. Так, например, инициал буква «В» повторяется 135 раз, но каждый из них отличается от других! Кроме того, книга снабжена тремя большими миниатюрами, изображающими евангелистов Иоанна, Луку и Марка. Считается, что эти миниатюры написал художник-грек, поскольку выполнены они техникой инкрустированной эмали, употреблявшейся тогда исключительно в Византии.

История существования книги не менее интересна, чем сама книга. Ученые считают Остромира сыном посадника Константина, а тот был сыном Добрыни (того самого былинного Добрыни Никитича!). Не удивительно, что Остромир возглавил новгородское ополчение, которое отправилось "на Чудь", где предводителю выпала судьба пасть в бою за родину.

Предполагается, что «Остромирово Евангелие» несколько столетий хранилось Софийском соборе Новгорода. И лишь в начале XVIII века появилось упоминание о ней в описи Воскресенской дворцовой церкви Московского Кремля. В 1720 года Петр I приказал доставить ее в столицу. После смерти Петра книга затерялась, но, к счастью, не исчезла бесследно. Ее нашел личный секретарь Екатерины II в ее личных вещах, которые он разбирал после смерти императрицы. Александр I повелел хранить ее в Императорской публичной библиотеке. Первое известие об «Остромировом Евангелии» в печати появилось в журнале «Лицей» за 1806 год. В настоящее время книга хранится в Российской национальной библиотеке имени М. Е. Салтыкова-Щедрина в Санкт-Петербурге.

Источник: http://www.bibliotekar.ru/rus/93-2.htm

ДРЕВНЕРУССКИЕ КНИГИ. Деяния человеческие сохраняются в камне, в дереве, в красках. И все они становятся объектом пристального внимания историка, изучающего. — презентация

Презентация на тему: » ДРЕВНЕРУССКИЕ КНИГИ. Деяния человеческие сохраняются в камне, в дереве, в красках. И все они становятся объектом пристального внимания историка, изучающего.» — Транскрипт:

1 ДРЕВНЕРУССКИЕ КНИГИ

2 Деяния человеческие сохраняются в камне, в дереве, в красках. И все они становятся объектом пристального внимания историка, изучающего культуру, а в ней – искусство, ремесла, литературу, книгу…

3 Каждый предмет, дошедший до нас из глубины веков, сообщает что- то новое и интересное о временах, свидетелем которых он являлся. Но ни одно свидетельство не может сравниться по информативности, то есть по количеству фактов, с таким хрупким созданием рук человеческих, как книга. Недаром говорят: «Книги имеют свою судьбу». Судьбы книг могут сравниться только с судьбами людей. Книги — оригиналы XVI века (Deutschland)

4 Книга как таковая пришла на Русь вместе с христианством. Письменность русскими была воспринята от соседней Болгарии – страны, принявшей крещение на сто с лишним лет раньше Руси. В Болгарии уже были славянские церковные книги. В то время древнеболгарский и древнерусский языки были столь близкими, что переводить болгарский на русский не было необходимости. Куприяновские или Новгородские листки. Евангелие апракос X-XI в. (?). Среднеболгарский извод (?). Фрагмент

5 При храмах и монастырях создавались первые русские библиотеки и школы, там же обучали искусству переписывания книг, там же зарождалось русское летописание. Переписка книг. Миниатюра из «Жития Сергия Радонежского». Конец XVI в.

6 Книгопереписывание уже к XI веку достигло значительных успехов: ученые предполагают, что в Древней Руси домонгольского периода книги были широко распространены и их число превышало сто тысяч экземпляров (до нас дошло не более 500 рукописей XI – XIII вв.). Новгородская псалтирь, 11 век

7 До изобретения печатного станка все книги были рукописными. Писались они в ту пору на пергаменте, а иногда на бересте, уставом или полууставом птичьими перьями. Образцы полуустава кириллицы (Евангелие «Ананьинское», конец XVI – начало XVII в.) и глаголицы (Зографское Евангелие, XI в.)

8 Начало каждой главы в книге – ее заглавие и первые строки текста – выписывались киноварью — красной краской, а иногда золотились, украшались многоцветными инициалами. С тех пор в нашем языке и осталось понятие «красная строка». Страница, написанная уставом. Остромирово Евангелие, 11 век

9 Книга тщательно переплеталась. Обложки были деревянные, обтянутые кожей. Прочтешь книгу от начала до конца и поймешь, откуда появилось выражение «прочитать книгу от доски до доски». Геннадиевская Библия

10 Обрез книги красился или золотился, а книга, как шкатулка с драгоценностями, застегивалась на медные фигурные застежки. Это предохраняло ее от сырости, жучков- точильщиков, случайных повреждений. Переплет древнерусской рукописной книги XIV в.

11 Книги хранились в специальных книгохранилищах монастырей, царских и княжеских палат, в подклетях боярских, купеческих и крестьянских домов. Книгохранилище РГБ.

12 В XIX начале XX веков, когда очень вырос интерес к истории Руси, стали создаваться специальные древлехранилища. Отдел рукописей ИПБ. Вдали видны две резные подставки, на одной из которых хранилось Остромирово евангелие, на другой Синайский кодекс

13 Летописи свидетельствуют, что на Руси в церквях «клети исполнены книгами», в кельях монастырей «ничего не видно, кроме икон и книг», а в каждом боярском тереме есть «крестовая палата», а в ней под иконами-образами — книги. Крестовая палата — Московский Кремль

14 Древнерусские рукописные книги отличаются высокой культурой художественного оформления, самобытной каллиграфией. Все рукописные книги – незаменимые свидетели эпохи, основной и достоверный источник изучения отечественной культуры. Евангелие апракос полный г. Новгород. Писец Микула

15 Остромирово Евангелие Остромирово Евангелие – древнейшая точно датированная книга, написанная кириллицей.

16 Это замечательный образец письменного искусства наших предков, величайшее сокровище, «как в смысле древности, так и в смысле внешней красоты памятника… Никому из славян, кроме нас, русских, пишет Н. П. Полевой, не выпало на долю счастье сохранить подобный памятник от своей рукописной старины». Остромилово евангелие, первый лист

17 Остромирово Евангелие – богатейший источник для изучения духовной культуры Древней Руси и искусства художественного оформления книги. Евангелист Лука. Миниатюра из Остромирова Евангелия

18 Оно написано в гг. на пергамене, содержит 294 листа красивого уставного письма в два столбца, 3 красочные миниатюры, яркие заставки и многочисленные разнообразные инициалы. Остромирово Евангелие 1057 г. лист 245б

19 Сведения о происхождении Остромирова Евангелия содержатся в самой этой книге и подтверждаются историческими источниками: переписчиком его был дьякон Григорий, а заказчиком – новгородский посадник Остромир. Отсюда и происходит название Евангелия – Остромирово. Остромирово Евангелие 1057 г. лист 271 б

20 Евангелие было найдено Яковом Александровичем Дружининым в покоях императрицы Екатерины II после ее кончины и подарено им в 1806 году императору Александру I. Остромирово Евангелие. Миниатюра Евангелист Марк

21 Государь распорядился передать книгу в Императорскую библиотеку (ныне Российская Национальная библиотека имени М. Е. Салтыкова-Щедрина в Санкт-Петербурге), где она хранится и теперь под особым надзором сотрудников. Российская Национальная библиотека, зал редких книг

Источник: http://www.myshared.ru/slide/375816/

Остромирово Евангелие или Лука не «отредактированный»

Первые четыре стиха Евангелия от Луки – предисловие. Обыкновенно предисловия не читают или пробегают поверхностно: скорей к делу! то есть к непосредственной ткани повествования. Но в случае святого евангелиста дело – КАЖДОЕ начертанное им слово. Боговдохновенным пером ничего не будет написано просто ради литературной формы. Четыре первых стиха Евангелия от Луки содержат концентрированный объем разноплановой информации. Комментарии В.А. Чудинова.

Взглянем на них внимательно:

Синодальный перевод:

1 Как уже многие начали составлять повествования о совершенно известных между нами событиях,

2 как передали нам то бывшие с самого начала очевидцами и служителями Слова,

3 то рассудилось и мне, по тщательном исследовании всего сначала, по порядку описать тебе, достопочтенный Феофил,

4 чтобы ты узнал твердое основание того учения, в котором был наставлен.

Перевод Сергея Аверинцева:

1 Поскольку многие уже брались составлять повествования о событиях, совершившихся среди нас и

2 переданных нам теми, кто с самого начала были очевидцами и служителями Слова, —

3 счел за благо и я, тщательно исследовав все с самого начала, связно изложить это для тебя, достойнейший Феофил,

4 чтобы ты мог усмотреть, насколько достоверно учение, которое тебе преподали.

Кстати, почему стоит иногда заглядывать и в Аверинцева? Ответ в его собственном Послесловии к своим переводам (Евангелия, Псалтирь, Иов):

«Не говоря даже о целом каноне Нового Завета, в пределах одного-единственного Евангелия от Луки, мало того, первой же его страницы, мы находим резкий контраст между прологом… и повествованием, начинающимся с пятого стиха. Первая фраза — плавно разворачивающийся период во вкусе хорошей греческой риторики; явление литературной нормы; вторая фраза, напротив, предлагает семиотически артикулированную интонацию… Когда евангелисту не нужен ветхозаветный стиль, он обходится без него прекрасно; когда нужен – вводит»…

Синодальный же перевод, говорит Аверинцев далее, тяготеет к ветхозаветному стилю, где надо и где не надо. «Если бы перевод этот не содержал, по моему мнению, ряда существенных невнятиц, ряда непоследовательных актов выбора, — чего стоит, на фоне ряда буквализмов, неточное «предмет пререканий» (Лк 2:34), где речь идет о знаке и знамении! — едва ли я вообще сел бы за новый перевод».

Проще говоря, Синодальный перевод – не без извращений оригинала, навеянных духом никонианской реформы (которая больше напоминает ерeсь). Аверинцев – осознанно или нет – пытается исправить эту злополучную «справу», продолженную Синодом по эстафете от времен печально известного Собора 1666 года. То есть это вроде как здравое движение в направлении возврата к неповрежденному священному тексту.

Однако и перевод Аверинцева «осуществлен по стандартному критическому изданию Нестле-Аланда». А это все-таки тоже некая справа, только современная западная, на основе греческих же переложений, несколько улучшенных благодаря раскопанным недавно раннехристианским кодексам.

Но вопрос: а все ли из открытий о раннем христианстве выгодно неправославному Западу доводить до всеобщего сведения? Не пошатнутся ли в случае последовательно и во всем возвращения к настоящим подлинникам позиции католичества и протестантизма? Аверинцев и сам иронизирует по поводу «так называемого Общепринятого Текста (Textus Receptus)».

Точный перевод латинского слова Receptus: Означенный. Причем, как правило, в значении Предписанный… То есть — улучшения некоторые заметны, но все же опять прописывают нам некий иностранный рецепт…

Так что наиболее надежным источником (из общедоступных) по-прежнему остается Остромирово Евангелие. Писаное диаконом Григорием для новгородского посадника Остромира в 1057 году. То есть за шесть веков до реформы горе-патриарха Никона и за четыре с половиной века до «ерeси жидовствующих», осужденной новгородским собором 1490 года.

Этот извод был окончен через три года после того, как официально отщепились католики (1054). То есть из Остромирова Евангелия можно хорошо видеть, от чего именно католики отщепились. Причем на книге начертано: «Евангелие Софийское апракос», а значит, по нему шли недельные службы в знаменитом Новгородском Софийском соборе (который был младший брат и соперник Софии Царьградской).

Признано: оригинал, с которого списывал диакон Геннадий, был «древне-южно-славянский», то есть, короче говоря, скифский. (Нюансы — в труде Александра Христофоровича Востокова «Грамматика церковно-словенского языка, изложенная по древнейшим онаго письменнымъ памятникам», который был написан ровно через восемь веков после рождения книги.)

Расхождения сего словенского извода с известными греческими «оригиналами», как их не подгоняй, получаются слишком уж велики… То есть Остромирово Евангелие может представлять – по крайней мере, частично – ПРЯМУЮ передачу учения Святых Палестинских Скифов без эллинского или, тем более, позднейшего иудейского посредничества.

Лист 217-й Остромирова Евангелия: «Яко сътвори мне величие сильныи, и с[вя]то имя Его. Пребысть же Мария съ нею яко три месяця и възвратися въ домъ свои».

То есть до никонианской реформы Песнь Богородицы «Величит душа моя Господа» 8 сентября и «и в прочяя праздникы ея» (лист 216) звучала вот как (если переложить на современный русский):

«И сказала Мария: величит душа Моя Господа,

и возрадовался дух Мой о Боге, Спасителе Моем,

что призрел Он на смирение Рабы Своей, ибо отныне будут ублажать Меня все роды,

что сотворил Мне величие Сильный, и свято имя Его.

Пребыла же Мария с нею около трех месяцев, и возвратилась в дом свой».

Сравним Песнь Богородицы в современном изводе Евангелия (Лк 1:46-56):

46: «И сказала Мария: величит душа Моя Господа,

47: и возрадовался дух Мой о Боге, Спасителе Моем,

48: что призрел Он на смирение Рабы Своей, ибо отныне будут ублажать Меня все роды;

49: что сотворил Мне величие Сильный, и свято имя Его;

50: и милость Его в роды родов к боящимся Его;

51: явил силу мышцы Своей; рассеял надменных помышлениями сердца их;

52: низложил сильных с престолов, и вознес смиренных;

53: алчущих исполнил благ, и богатящихся отпустил ни с чем;

54: воспринял Израиля, отрока Своего, воспомянув милость,

55: как говорил отцам нашим, к Аврааму и семени его до века.

56: Пребыла же Мария с нею около трех месяцев, и возвратилась в дом свой».

То есть, в древнем изводе – в Остромировом Евангелии – отсутствуют стихи, нумеруемые ныне 50, 51, 52, 53, 54, 55 .

Специалисты по древним рукописям любят задавать вопрос: почему? Только вот как-то риторически они его задают. Без попыток ответить. Тайна, мол, сия – велика есть…

Однажды, впрочем, довелось встретить вместо этого глубокомысленного молчания мелкомысленное предположение: новгородские певчие, де, считали сей фрагмент столь простым, что нечего было тратиться его записывать – и так помнили.

Попробуйте такое запомнить: «и милость Его в роды родов к боящимся Его; явил силу мышцы Своей; рассеял надменных помышлениями сердца их; низложил сильных с престолов, и вознес смиренных; алчущих исполнил благ, и богатящихся отпустил ни с чем; воспринял Израиля, отрока Своего, воспомянув милость, как говорил отцам нашим, к Аврааму и семени его до века».

Трудновато запоминается, не правда ли? – ибо перед нами тут точно не, говоря словами Аверинцева, «плавно разворачивающийся период во вкусе хорошей риторики»…

Если принять версию легкого запоминания, пришлось бы предположить: почему-то ВСЕМ певчим Руси сей сложносочиненный период сам собой ложился на память. Потому как вообще НИ В ОДНОМ из русских дониконианских апракосов этого текста нет! Не только лишь в Остромировом Евангелии …

(Комментрий В.А.Чудинова — Вывод напрашивается один: перед нами — позднейшее добавление при редактировании Апракоса. )

Так почему же, все-таки, нет? Попробуем ответить разумно. Тем более, что ларчик открывается, вероятно, в данном случае совсем просто:нет, потому что пассажа этого насчет Израиля, Авраама, боящихся и т.д. И НЕ БЫЛО в оригинале оригиналов, то есть в писании, выполненном рукой самого Луки.

Этого и подобных мест не было в изначальном тексте Евангелия от Луки, если верить, например, Маркиону. А доверять этому раннехристианскому подвижнику стоило бы несколько больше, чем ныне принято, хотя бы потому, что был он, практически, современник святого евангелиста.

Маркион бы посмел произвольно вычеркивать из Луки? У большинства здравомыслящих историков такая версия вызывает сомнение. Предпочитают осторожно говорить о каком-то кратком варианте Евангелия, которым располагал «Волк Понта»…

На деле мы тут можем видеть пример, конечно же, не вымарывания части оригинального текста. Напротив, Остромирово Евангелие показывает писание самого Луки, не поврежденное вставкой. Следуя в этом точно тому Евангелию, которое вошло в канон книг нового завета, предложенный последователями богословской школы Маркиона в 144 году от Р.Х. (Знаковый, между прочим, с точки зрения славяно-скифской нумерологии год. 12×12 это Колыван, царь-год… Но это тема отдельная.)

Заметим, без вставки фраза перетекает во фразу легко, естественно – данное место из Евангелия от Луки воспринимается как, именно, ПЕСНЬ Богородицы. Никаких смысловых разрывов от «И сказала Мария…» до «…и возвратилась в дом свой».

А вот со вставкой, которая, не пойми к чему, пересказывает кратко историю евреев, да еще и «предсказывает» их рассеяние, теряется нить повествования. Можно и позабыть, с кем «с нею» «пребыла Мария три месяца и возвратилась в дом свой». Хоть бы уж удлинивший так излагаемое Лукой не поленился и заменить, соответственно, «с нею» словами «с Елисаветой»…

(Комментарий В.А.Чудинова — Итак, перед нами — вестернизация не абы какого текста, а именно божественного, священного. Каким же необходимо быть богохульником, чтобы вносить в него какие-либо исправления!)

Еще Джекоб Коннер в книге «Христос не был евреем» (1936) указывал на наличие в современных Евангелиях позднейших евионитских вставок. Конечно, последователи ерeси Евиона и Керинфа (она явилась на Руси как «ерeсь жидовствующих», говоря языком новгородского собора 1490 года) не могли не сделать «врезку» (по терминологии американского исследователя) именно после слов «будут ублажать Меня все роды», потому что слова эти ясно показывают истинность идеи, выраженной в самом названии книги Коннера.

Евионитам тут надо было как-то замутить воду. Только вот в данном случае они, пожалуй, перестарались. Речь, получившая странноватое «дополнение», ощущается как исходящая из уст мужчины-раввина, а не Девы-Вседержительницы…

Лидерам общин еврейского рассеяния была прямая, очевидная и очень существенная выгода инспирировать подобного рода вставки. Ведьраннее христианство было, между прочим, антииудаизмом. Этот исторический факт маскируется ныне оксюмороном «иудеохристианство», навязчиво тиражируемым СМИ полтора-два последних столетия. Некритичное употребление термина «иудеохристианство» свидетельствует о богословской безграмотности. как справедливо замечает, к примеру, Кэролл Р. Бирбауэр, доктор богословия, в статье «Парадокс богов» (2005).

Итак, ортодоксальное христианское учение непременно включает антииудаизм (как доказал еще Маркион в начале второго века специальным трактатом «Антитезы», указывающим 36 непримиримых противоречий Нового и Ветхого заветов) и этот антииудаизм стал, уже в начале средних веков, поддерживаться монархами стран, в которых пребывали общины рассеяния иудейского. Раввины оказались поставлены перед выбором: либо отказаться от иудаизма – а значит, и от абсолютной власти внутри еврейских общин, – либо…

Либо попытаться «приручить» христианство. используя факт издевательской надписи, которую сделал Пилат над распятым Христом: «царь иудейский» (Ин 19:19). Раввины, подведшие Христа под распятие заведомой клеветой, будто «сын» Иосифа претендует на царство, были очень и очень против (Ин 19:21) такой надписи над «га-ноцри», то есть инородцем, «гоем». Однако раввины средневековья развернулись в этом вопросе, что называется, на 180 градусов и не уставали повторять западным королям: «ваш Бог – наш родственник»…

( Комментарий В.А.Чудинова — Эта мысль проходит красной нитью через многие статьи Дмитрия Логинова.)

Откуда было скандинавским, например, королям знать, что между Галилеей скифской и Иудеей еврейской лежало целое государство, Самария, а вот от Назарета до Скифополя было, напротив, не более часа конной прогулки? А также едва ли те «наихристианнейшие монархи» читали Новый завет столь внимательно, чтобы заметить ясное свидетельство Павла «распяли Господа Славы» (1 Кор 2:8).

Впрочем, от своих духовников западные короли слышали: Библия ничего не говорит о еврейском происхождении Христа. И это могло подвигнуть лукавых лидеров иудейских общин постараться «исправить» задним числом сей факт. Евреи нанимались, к примеру, переводить Писание на латынь, требуемую каноном западных месс, а попутно…

Конечно, если бы врезка явила грубое противоречие с проповедями тогдашних священников, это чревато было б разоблаченьем фальсификации. Поэтому врезчики в основном стремились лишь привнести возможность превратного толкования, заложить «предмет пререканий». Дабы в дальнейшем постепенно склонить к приятию выгодного для себя смысла. «Утратив», разумеется, уже к тому времени оригинал.

(Комментарий В.А.Чудинова — Сайт «Академик» поясняет: «Скифополь, иначе Беф-Сан, Скифский град — город в колене Иссахаровом, принадлежавший колену Манассиину лежавший в 120 стадиях от Тивериады и в 600 стадиях от Иерусалима. Он был весьма сильною крепостью, как по своему естественному положению, так и по своим искусственным укреплениям, величественные развалины коих сохранились и доныне. Во времена Спасителя Беф-Сан, или Скифополь, был главным городом Декаполя или союза 10 городов, населенных большею частью язычниками. Некогда это был цветущий город, который в Талмуде называется воротами рая, городом пальм и маслин, но в настоящее время это бедная деревня среди нагой, бесплодной пустыни, в которой насчитывают только от 70 до 80 домиков » ).)

Возможен вопрос: почему тогда же не сделали подобного с православными церковнослужебными книгами? Ответ: потому что некому тогда еще было делать. Евреи, которые рассеялись не на запад, а на восток, осели в иудаизированной Хазарии (а там вообще ни одна христианская книга не выжила. Потому как иудаизм сделался государственной религией хазар со времен хана Булана). Первая еврейская община на Руси появилась только в десятом веке – в Киеве.

Так обстояло дело и во многих других землях потомков скифов. В них долгое время не приходили те, кто был заинтересован в утрате оригиналов. Поэтому церковные книги на старославянском (точней — словенском) – наиболее древние среди всех вообще христианских книг.

Сей факт известен весьма немногим, но это не мешает ему быть фактом. Найдется очень и очень мало церковнослужебных текстов, которые могли бы поспорить по древности с написанными на языке наших предков. Имеется в виду, естественно, не оригинал, который у всех один, а задокументированная дата начертания конкретного извода.

Яркий пример: знаменитое Реймское Евангелие. 27 июня 1717 года Петр I посетил старинный французский город Реймс, традиционное место коронации властителей Франции. Там ему показали главную реликвию города: «старинную странную книгу, написанную таинственными, никому не понятными знаками». Но русский царь изумил присутствовавших, свободно читая из книги вслух и определив ее как Евангелие, написанное на старославянском. Реймский хроникер записал эту историю как «замечательнейшее» событие при посещении Петром I Франции.

Даже и к самому Реймскому Евангелию имеется теперь следующая приписка, сделанная в 1782 году: «Рукопись эта принадлежала сокровищнице Константинопольской и была увезена из библиотеки св. Иеронима. Первая ее часть написана буквами сербскими, называемыми по имени св. Кирилла, на языке восточном, для употребления калугеров; вторая иллирийскими буквами, называемыми по имени св. Иеронима, на языке Индийском или Эсклавонском. Русский царь Петр I, проезжая через Реймс 27 июня 1717 г. очень бегло читал, равно как и двое господ, с ним бывших: они сказали, что язык рукописи их природный».

(Комментарий В.А. ЧудиноваЗаметим, что это Евангелие, которое позже вместе с Анной Ярославной переехало во Францию и на котором позже присягали французские короли, было написано кириллицей и хорватское глаголицей. Это и есть Индийское, или Эсклавонское, или Иллирийское письмо. Петр, очевидно, читал не только кириллицу, но и глаголицу. )

Спросят: почему тогда и на нашем природном языке в современных изводах Евангелия встречаем эти самые врезки? Ответ в книге «Христианопасный щит веры». Она была написана Иноком Епифанием в 1667 году – когда и до нас докатилась, тысячелетие спустя, волна начатой на Западе «справы»: «Егда же, грех ради наших, попустил Бог сатане посадити на престол патриаршества врага и расколника, предотечу антихристова, окаяннаго Никона, он вскоре посадил на печатной двор ко книжной справе друга своего – жидовина Арсения, недостойного нарековения иноческого, отрекшагося от Христа троекратно, что сам он исповедал в монастыре Соловецком. Стакався же с ним вкупе, приискал себе подручников таковых же. И начаша в книги печатные плевелы сеяти еретические, проклятые. И те их уложенные книги еретические, по действу сатанину, разсеяша по всей Русской земле по церквам Божиим на погубление веры християнския». Но это тема особенная и мы, даст Бог, ее раскроем еще подробно.

(Комментарий В.А. Чудинова — Крайне интересная цитата! )

А сейчас возвратимся к началу Евангелия от Луки. Стих второй: «как передали нам теми, кто были с самого начала служителями Слова». От начала служители Слова – это словене-скифы. К их роду принадлежал сам Лука. Конкретно – к племени русинов, как это показано в работе Андрея Долгина «К вопросу об этнической принадлежности св. евангелиста Луки (Лукослава)» (2011).

Славянские племена все, без единого исключения, поклонялись Даждьбогу, Солнцу Истины. Причем, задолго до Рождества Христа, исповедовали Его под именем Бога Слова (поэтому славянская поговорка: «кто слова своего не сдержит, того Даждьбог не поддержит»).

Весьма примечательно упоминание имени Бог Слово в житии праведного Аввакума, который противостал расколоначальнику Никону. В этом житии сказано: в день Распятия Христа ученики спросили Дионисия, почему солнце померкло, хотя сегодня не день затмения. Дионисий ответил: если светило дня меркнет не в день затмения, то – или конец миру сему приходит, или Бог Слово плотию страждет.

Долгие годы тогда еще отделяли Дионисия от крещения во Христа, которое примет он от апостола Павла в Ареопаге Афинском. Но, посвященный в Русскую Северную Традицию, он и тогда был уже исповедник Слова.

Скифы за тысячелетия до Рождества Христа назывались иными народами СЛОВЕНЕ. ибо прославляли грядущее воплощение Бога Слово, были от начала его служителями.

Сегодня – 5 мая 2013 года – Светлое Христово Воскресение. В Иерусалиме на Гроб Господень сошел Небесный Благодатный Огонь. Это ежегодное христианское чудо. Многие старались обличить его как, якобы, какой-то подлог… и — тщетно!

А ведь подобный скандал был бы ого, как выгоден атеистам… язычникам… сатанистам… Да и конкурирующим конфессиям. Да и даже внутри христианства – католикам, протестантам, сeктантам… Ибо ведь Огонь сходит лишь по молитве ПРАВОСЛАВНОГО патриарха.

Итак, Небесный Огонь — сам собой — возгорается ежегодно. В ознаменование подвига Воскресения Бога нашего. И вот, собственно, это старославянское – словенское – слово-то ВОСКРЕСНУТЬ и означает, именно, ВОЗГОРЕТЬСЯ.

Отсюда, между прочим, КРЕСАЛО скифское. Прибор Анахарсиса Скифа, как это называли эллины, так именно писавшие на кресалах древних и величавшие Анахарсиса — Прометеем…

(Комментарий В.А.Чудинова — Действительно: слово КРЕСАЛО означает «ДАЮЩЕЕ ОГОНЬ». Но ведь и КРЕСТ — это символ Солнца, символ небесного ОГНЯ. )

Суть этого главного праздника – Светлое Воскресение Христово — передаетсяТОЛЬКО на языке древних руссов. Только на языке славян ВОСКРЕСНУТЬ и означает ВОЗГОРЕТЬСЯ. Ужель из одного этого непонятно, ЧЕЙ это Бог?

(Комментарий В.А.Чудинова — Понятно, что бог русских и всех славян. Сильная концовка!)

Дмитрий Логинов

05.05.2013

Ссылка по теме:

  • Остромирово евангелие 1056-57 года. С прил. греч. текста евангелий и с граммат. объясн. изд. А. Востоковым, Санкт-Петербург тип. Акад. наук 1843. Электронный ресурc РГБ:

Источник: http://lazarev.org/ru/interesting/full_news/ostromirovo_evangelie_ili_luka_ne_otredaktirovannyj/

Смотрите еще:

  • Неблагоприятные дни в мае для посадки лука Благоприятные дни для посадки лука в 2017 году Батун является многолетним растением, так же имеет трубчатые листья. Весьма требователен к структуре почвы, не переносит темноты. Порей – один из типичных зимних овощных культур, имеет плоские листья, похожие на чеснок, но значительно плотнее и крупнее. Среди прочих видов часто используют […]
  • Укоренённые черенки пузыреплодника продам У нас можно купить укорененные черенки шаровидных хризантем Мультифлора недорого оптом и в розницу Розничная цена 1 укорененного черенка хризантемы до 100 шт — 100 руб. Оптовая цена от 100 шт — 35 руб, от 1 000 шт — 30 руб .  Предварительные заказы на черенки шаровидных хризантем принимаются с октября. Возможна […]
  • Лунный календарь для фиалок октябрь 2014 Лунный календарь на октябрь 2017 года | Благоприятные дни в октябре 2017 Лунный календарь на октябрь 2017 30 октября 2017 (понедельник) 31 октября 2017 (вторник) Благоприятные лунные дни в октябре 2017 для начинаний Лунный календарь на октябрь содержит 31 день. Первый лунные сутки приходится на новолуние. Это хороший день для начинаний, […]
  • Самодельное приспособление для колки грецких орехов Приспособление для колки орехов РеспУблик (61) Дополнительное к авт. свид-ву (22) Заявлено 02.09.74 (21) 2057863/13 (51) М. Кл А 47J 43/26 с присоединением заявки № Совета Министров СССР по делам изобретений и открытий (53) УДК 642.732.6 (088.8) Опубликовано 15.11.76. Бюллетень № 42 Дата опубликования описания 24.11.76 (72) Автор […]
  • Хоста самоходная артиллерийская установка История создания САУ «Хоста» может вести огонь высокоточными снарядами «Китолов-2», снабженными системой автономного самонаведения. Краткое резюме - Многофункциональность. - Надежность. - Проверенное шасси БШ МЛ-ТБ имеет прочную броню, хороший ход и маневренность. - Повышенная раскачка после стрельбы, особенно при поднятом во время […]
  • Масло кедрового ореха дар горного алтая Масло кедрового ореха Объем: 100 мл Товар временно отсутствует Благодаря сбалансированному составу белков, жиров и углеводов, комплексу жиро- и водорастворимых витаминов, макро- и микроэлементов кедровое масло обладает высоким терапевтическим эффектом. В кедровом масле около 25% мононенасыщенной олеиновой кислоты (С 18:1 ω-9), […]
  • Перец фаршированный морковью и чесноком на зиму Перец, фаршированный морковью. Заготовки на зиму October 21, 2015 Перец, фаршированный морковью, это очень оригинальная осенняя заготовка на зиму. Такое сочетание придаёт блюду не только аромат, но и насыщенный вкус. Эта консервация прекрасно дополняет картофель или котлеты. Перец, фаршированный овощами, применяют как закуску к […]
  • Лунный календарь пересадки фиалок на март 2015 лунный календарь пересадки фиалок март 2016 Календарь огородника и садовода на 18 марта 2016 года Характеристики Луны на 18 марта 2016 года На дату 18.03.2016 в 12:00 Луна находится в фазе «Растущая Луна». Это 10 лунный день в лунном календаре. Луна в знаке зодиака Лев ?. Процент освещенности Луны составляет 77%. Восход Луны в 13:15, а […]